Авторская колонка Михаила Грановского: Слухи об изменении позиции Минфина сильно преувеличены
Дата публикации: 09 июля 2012

Авторская колонка Михаила Грановского: Слухи об изменении позиции Минфина сильно преувеличены

В июльском номере журнале «Упрощенка» в редакционной рубрике «Первым делом» помещен комментарий к письму Минфина России от 14.05.2012 №03-11-11/161. В комментарии сделан, на мой взгляд, совершенно неправомерный вывод о том, что организации и предприниматели, применяющие УСНО с объектом налогообложения «доходы» при оплате покупателями товаров через терминал пластиковыми картами должны включать в доходы не всю сумму выручки, а только денежные средства, поступающие на их расчетный счет, т.е. за вычетом комиссионного вознаграждения, удержанного банком по договору эквайринга.

03fe3d526f4bd579964220a19ea9f976В июльском номере журнале «Упрощенка» в редакционной рубрике «Первым делом» помещен комментарий к письму Минфина России от 14.05.2012 №03-11-11/161. В комментарии сделан, на мой взгляд, совершенно неправомерный вывод о том, что организации и предприниматели, применяющие УСНО с объектом налогообложения «доходы» при оплате покупателями товаров через терминал пластиковыми картами должны включать в доходы не всю сумму выручки, а только денежные средства, поступающие на их расчетный счет, т.е. за вычетом комиссионного вознаграждения, удержанного банком по договору эквайринга.
В самом письме говорится следующее:
«Согласно п. 2 ст. 249 Кодекса выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.
В соответствии с пп. 9 п. 1 ст. 346.16 Кодекса расходами признается стоимость услуг, оказываемых кредитными организациями после их фактической оплаты.
Вместе с тем расходы могут учитывать при определении налоговой базы только налогоплательщики, выбравшие объект налогообложения в виде доходов, уменьшенных на величину расходов. Если налогоплательщиком выбран объект налогообложения в виде доходов, он не вправе уменьшать доходы на произведенные расходы, за исключением случая, предусмотренного п. 3 ст. 346.21 Кодекса.
Таким образом, у налогоплательщика, применяющего упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения в виде доходов, при оплате покупателями товаров через терминал пластиковыми картами доход исчисляется исходя из всех поступлений за реализованный товар, без учета суммы комиссионного вознаграждения банку за предоставление услуг.»
Эксперт журнала, сделавший отсюда вывод о возможности исключения комиссии банка из суммы дохода, отмечает, что ранее Минфин придерживался противоположной позиции, требуя включения в облагаемую базу всей суммы выручки без вычета комиссии банка.
Рискну утверждать, что здесь мы имеем дело с превратной трактовкой безграмотной формулировки из указанного письма, и никакого изменения позиции Минфина, в действительности, не произошло.
Формулировка в резюмирующей фразе «без учета комиссии», которая послужила основанием для сделанного автором публикации вывода, в данном случае абсолютно неприменима, и, вследствие этого, читается неоднозначно. Если бы комиссия банка, взимаемая при оплате банковскими картами, была включена в стоимость покупки (как, например, налог с продаж или НДС), было бы правомерно говорить о том, учитывается доход от реализации товара «с учетом комиссии» или «без учета комиссии».
Однако взимаемая комиссия никак не связана со стоимостью покупки. Более того, договорами эквайринга прямо запрещено увеличивать цену товара при оплате банковскими картами. Таким образом, комиссия банка является именно расходом продавца, а не составной частью дохода. Следовательно, говорить применительно к ней «с учетом» или «без учета» совершенно неуместно.
Возможно, чиновник, готовивший ответ, имел в виду «без вычета комиссии», а подписавший письмо Разгулин его не читал. Конечно, вне контекста, формулировку «без учета комиссии» можно понять с равной вероятностью и как «без вычета комиссии», и как  «за вычетом комиссии». И, в связи с этим, хочется порекомендовать работникам Минфина лучше «учить русского языка». Известный классик, если помните, восхищаясь «великим и могучим», включал в число его достоинств «точность немецкого». Очень приятно было бы в документах, разъясняющих порядок применения налогового законодательства, видеть более точные формулировки, исключающие их неоднозначное толкование.
Вместе с тем, из остального текста письма следует вывод, прямо противоположный тому, который сделан в опубликованном журналом комментарии к нему. В письме Минфина, со ссылками на Налоговый кодекс, прямо говорится о том, что организации и предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы», не имеют право уменьшать их на сумму своих расходов, одним из видов которых, как раз, является комиссия банка, взимаемая при оплате банковскими картами. Маловероятно, что Минфин опубликовал письмо, в котором сделан вывод, прямо противоречащий не только Налоговому кодексу, но и всей логике предшествующего разъяснения. Так что слухи об изменении позиции Минфина, по всей видимости, сильно преувеличены.
Говорю «по всей видимости» только потому, что периодически Минфин все же публикует, и в самом деле, парадоксальные выводы. Например, в разъяснениях последних нескольких лет Минфин утверждает, что при упрощенной системе налогообложения моментом определения дохода в случае оплаты теми же банковскими картами, а также при реализации товаров через комиссионера, является дата зачисления денежных средств на расчетный счет продавца (а не дата авторизации карты или дата получения денежных средств комиссионером, соответственно).
При этом Минфин ссылается на п.1 ст.346.17 Налогового кодекса, где говорится, что «в целях настоящей главы датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод)» т.е. делает вывод, прямо противоположный тому, что сказано в тексте, на который он ссылается. Это забавно.
На самом деле, моментом погашения задолженности покупателя при оплате банковской картой является именно момент ее авторизации, а отнюдь не дата зачисления денежных средств на расчетный счет продавца. Поэтому, в точном соответствии с формулировками Налогового кодекса, следует признать, что именно дата авторизации карты является датой «оплаты», а, значит, и датой отражения дохода при кассовом методе.
Что же касается договоров комиссии, то, поскольку, согласно Гражданскому кодексу, все полученное по сделке в этом случае принадлежит комитенту, денежные средства, полученные комиссионером от покупателя, являются собственностью комитента, и, естественно, датой их получения должна считаться дата расчета покупателя с комиссионером, а не комиссионера с комитентом.
Именно такие разъяснения давал ранее (вплоть до 2007г.) Минфин. С чего бы ему вдруг было поменять свою позицию с логичной на абсурдную, понять невозможно. Тем, кто скажет, что это изменение выгодно налогоплательщикам, сразу хочу возразить. Такой метод учета доходов не уменьшает размера самого дохода и, соответственно, налога, но создает путаницу и неудобства, поскольку к поступившим на расчетный счет суммам нужно искусственно добавлять суммы комиссии, полученные обратным пересчетом. Так что выгоды никакой, одна головная боль.
Абсурдность такого подхода хорошо видна на следующем примере. Предположим, комиссионер не перечислил в конце года несколько миллионов рублей, причитающихся комитенту (применяющему УСНО) из выручки, полученной от предновогодних продаж, одновременно отразив их в своем отчете за декабрь. Прикольно, конечно, будет комитенту не учесть их в налоговой базе за истекший год, исходя из того, что они не зачислены на его расчетный счет. И это притом, что покупатель-то расплатился, задолженность погашена, а денежные средства, полученные комиссионером, признаются его (комитента) собственностью. Хороший способ переноса на будущее налогов предлагает нам налоговое ведомство.