Дата публикации: 08 февраля 2012

Авторская колонка Михаила Грановского: "Короля играет свита"

Отклики, поступившие на мою статью «Новые формы счетов фактур: новые глупости и старые проблемы», позволяют считать, что тема показалась интересной и ее можно продолжить. 

03fe3d526f4bd579964220a19ea9f976Отклики, поступившие на мою статью «Новые формы счетов фактур: новые глупости и старые проблемы», позволяют считать, что тема показалась интересной и ее можно продолжить. Большое человеческое спасибо тому, кто прислал ссылку на письмо Минфина от 31.01.2012 г. № 03-07-15/11, которое разрешает использовать старые формы счетов-фактур до 1 апреля 2012 г. Респект и уважуха самому Минфину, проявившему на этот раз относительную оперативность и отзывчивость, а также «КонсультантуПлюс», чья неофициальная информация подтвердилась. Тем не менее, вопросы, поднятые мною в статье, от этого не потеряли своей актуальности.

— Почему нельзя было в самом Постановлении указать дату его вступления в силу, причем так, чтобы она совпадала с началом нового налогового периода?

— Зачем нужен новый ворох бессмысленных сложностей, обременяющих бухгалтера никому не нужной работой?

— Почему в деловом сообществе создана атмосфера, при которой вообще может возникнуть мысль, что организация «попадет на деньги», если получит счет-фактуру на бланке, «просроченном» хотя бы на один день?

— Почему, наконец, все деловое сообщество активно участвует в этой паранойе, соглашаясь на нелепые правила глупой и нечестной игры?

Мне бы хотелось развить основную мысль, которую я попытался сформулировать в прошлой статье. Мои основные обвинения направлены отнюдь не против неразумных чиновников. Мои обвинения направлены против нас с вами, уважаемые коллеги. Сколько уже выходило в свет бессмысленных или безграмотно составленных нормативных актов, и мне ни разу не довелось прочитать публикацию, в которой была бы сделана попытка обсудить смысл устанавливаемых ими нововведений (лишь окончательная утрата надежды на это заставила меня преодолеть свое отвращение к писанию сочинений, которое у меня развилось еще в средней школе).

Чтобы пояснить, что я имею в виду, приведу пару примеров с тем же НДС.

Пример номер раз. Кто сможет объяснить, зачем вместо того, чтобы отменить НДС с полученных авансов, нужно было вводить вычет НДС с авансов уплаченных? Совершенно очевидно, что в фискальном плане это были практически эквивалентные меры, но, сколько создает дополнительной работы отражение этих начислений и вычетов, знает любой бухгалтер. Кто-нибудь поставил вопрос, зачем это нужно? Да боже упаси. Все обсуждали исключительно технические аспекты, как это делать. Семинары, разъяснения, научные статьи, чуть ли не диссертации.

Пример номер два. Для чего несколько лет назад потребовалось устроить шизофрению с перечислением живыми деньгами НДС между организациями при осуществлении зачета встречных требований? Что, это могло увеличить налоговые поступления в бюджет? Да черта с два. Во-первых, это невозможно чисто арифметически, во-вторых, кабы оно так было, это замечательное правило не отменили бы три года спустя. И ведь даже отменили извращенным способом. По взаимозачетам за новые встречные поставки НДС перечислять было уже не нужно, а по ранее произведенным были установлены специальные правила, причем для каждого года (!) свои. С подачей уточненных деклараций и прочим тюнингом. Кто-нибудь спросил зачем? Не-е-е. Все только разъясняли и тащились с собственных умных разъяснений. Сам лично ходил на семинар, вникал.

Вот все готовы ругать чиновников. Я всегда вспоминаю фильм «Игрушка». Там есть прекрасный эпизод. Если человек готов по первому требованию своего хозяина прилюдно снять штаны, то, спрашивается, кто чудовище – тот, кто заставляет его это сделать, или он сам? Вы обвиняете во всем проклятых бюрократов, а что вы делаете сами?

Скажите, если вам предложат строить мост не поперек реки, а вдоль, вы поинтересуетесь для чего это нужно, или с воодушевлением начнете делать инженерные расчеты и рабочие чертежи, помогая воплощать в жизнь безумный проект? Почему бы не спросить, зачем? Не надо митингов. Просто давайте пообсуждаем. Но когда вы обсуждаете не «зачем это нужно», а «как это делать», то подразумевается, что осмысленность самих нововведений никакого сомнения не вызывает.

Если человек расскажет вам пошлый и несмешной анекдот, не обязательно даже говорить ему, что анекдот плохой. Если вы просто промолчите, или ограничитесь вежливой улыбкой, рассказчик, при условии, что он не полный дебил, поймет свою ошибку и в следующий раз, возможно, предложит вам что-то более достойное. Но если вы будете подобострастно смеяться, он вправе предположить, что анекдот замечательный, а он сам — классный парень. Кроме того, у него есть основания сделать вывод, что дебил — именно вы, и такие анекдоты – как раз то, что вам нужно. Так вот, глядя на то, с каким воодушевлением и энтузиазмом профессионалы от бухучета начинают обсуждать технические аспекты исполнения бессмысленных правил, вместо того, чтобы поставить вопрос об их целесообразности, начинаешь думать, что между ними и архитекторами этих правил царит полная гармония.

Я отнюдь не призываю к анархии и игнорированию принятых законов. Но я не понимаю, почему их целесообразность не обсуждается людьми, которые не менее квалифицированы, чем те, кто их изобретает. Сакральность Минфина находится на таком высоком уровне, что ему могли бы позавидовать пророки. Полагаю, даже спустившемуся с горы Синай Моисею евреи задавали больше вопросов о смысле принесенных им божественных заповедей, нежели отечественные бухгалтеры Правительству и Минфину о смысле принимаемых ими постановлений и приказов. Конформизм и лояльность к любой бессмыслице просто ошеломляют и существенно превосходят степень самой бессмыслицы. Никто не спрашивает, зачем вешать, интересуют только детали, как то — приносить ли с собой веревку и мыло. Причем, даже эти технические вопросы стараются решать между собой методами дедукции, псевдологики и схоластических диспутов, не беспокоя по мелочам богов.

Хочу особо подчеркнуть: все, что я сейчас говорю, не имеет отношения к нормативным актам фискальной направленности, т.е. имеющим цель изменить размер налогов. У меня есть соображения и по этому поводу, но сейчас я говорю исключительно о тех правилах, которые абсолютно индифферентны по отношению к собираемости налогов. Именно о тех обременительных глупостях, которые ничего не дают бюджету, бесполезно мучая бухгалтеров. И о глупых ляпах в неряшливо составленных и наспех подписанных документах, которые чиновники даже не думают исправлять, а весь честной народ озабочен только тем, как бы быстрее и подобострастнее под них лечь.

Опять же для ясности, пример, за которым тоже далеко ходить не нужно. Вспомним предыдущее постановление №914 «Об утверждении правил ведения журналов учета …счетов фактур, книг покупок и книг продаж…». В редакции изменений от 26.05.2009 №451 в Приложении №1 в описании правил заполнения строки «Продавец» по неизвестной до сих пор причине союз «или» оказался заменен на «и». Вместо привычного всем «полное или сокращенное наименование продавца» глазам прифигевшей общественности открылось «полное и сокращенное наименование». Если бы менталитет читателей хотя бы соответствовал менталитету писателей, скорее всего опечатка просто осталась бы незамеченной.

Но нет. Что ж тут началось! Из вас в детстве никто не читал сказку в стихах про то, как кто-то в слове «кот» случайно перепутал букву «о» на букву «и», получилось «кит», и что после этого произошло? Жаль. Пересказывать ее мне некогда. Да и смысла нет. Фантазия сказочника меркнет в сравнении с тем продолжительным и совсем не детским реалити-шоу, которое мы наблюдали в связи с заменой «или» на «и». Бдительные эксперты сразу обнаружили подмену и завязалось интереснейшее и содержательное обсуждение, опечатка это, или, как говорят американцы «andImeanit!», т.е. «именно это я имел в виду». Конечно, интриги бы не получилось, если бы Правительство быстренько извинилось за опечатку и опубликовало короткое сообщение типа «в абзаце таком-то вместо «и» правильно читать «или». Насколько я понимаю, любой человек, допустивший опечатку, всегда так и поступает.

Но эдак Правительство бы здорово сваляло дурака. И, вообще, повело бы себя, как тот садист в анекдоте, который на просьбу мазохиста «ну, помучай меня», в ответ ухмыляется и говорит «не буду!». Слава богу, у нас тут полная гармония и взаимопонимание. Правительство скромно помалкивало, ученые (и неученые) эксперты взахлеб приводили аргументы pro и contra версии «опечатки» и «умысла». Пуганые предприниматели рисковать не стали, оплатили разработчикам программного обеспечения внесение изменений в формы счетов-фактур, и теперь в графе «Продавец» у всех красуется и полное, и сокращенное наименование. Самый обсуждаемый при этом вопрос, насколько я помню, был следующий: каким знаком должно отделяться полное наименование от сокращенного – точкой, запятой, тире или скобками. В общем, мыло, веревка, или то и другое. Это, знаете ли, за пределами добра, зла и здравого смысла. Свифту бы такое не придумать никогда: споры его «тупоконечников» и «остроконечников» были куда более осмысленны.

Спустя какое-то время ФНС великодушно сообщила, правда как-то мимоходом, что, дескать, не планирует отказывать в вычете НДС по тем счетам фактурам, в которых будет только полное или только сокращенное наименование поставщика. И вообще она не при делах, откуда взялся союз «и» ведать не ведает, но точно, что не по ее, ФНС, инициативе. Конец у этой истории, как сказал поэт, «простой, хоть и обычный, но досадный». Опечатка все же оказалась опечаткой, это можно «дедуктивно» вывести из того, что в новое Постановление союз «и» не перекочевал. Теперь там снова значится «полное или сокращенное наименование».

Внимание, теоретики! Дарю новую тему. Обратите внимание и будьте бдительны. В строке «Продавец» написано именно «полное или сокращенное наименование», но отнюдь не «полное и/или сокращенное наименование». Улавливаете? Это значит, что одновременное указание и полного и сокращенного наименование новым Постановлением не допускается. Срочно вносите изменения в счета-фактуры, если кто еще этого не сделал! И не упустите шанс обсосать, как следует, эту пикантную подробность.

А теперь серьезно. У меня есть вполне деловое предложение, которое вытекает из всего того, что написано выше. Давайте попробуем завести моду обсуждать не технические детали, а смысл и целесообразность. Давайте не будем, (опять же цитирую Высоцкого) углублять колею, по которой едем, отбивая надежду у тех, кто сзади. Давайте попробуем из нее выбираться. Не надо митингов у здания Минфина. Давайте просто вслух глупость называть глупостью, бессмыслицу бессмыслицей, а ляп ляпом.

Давайте не считать финансовые власти сакральными, министр финансов не Бог и даже не пророк, ПБУ и Налоговый кодекс не Ветхий и Новый Завет. Это не значит, что их можно нарушать, но это значит, что их можно и нужно обсуждать и совершенствовать. И совершенствовать не значит усложнять. Нужно добиваться от их составителей внятного и оперативного разъяснения их содержания и исправления ошибок, а не вести богословские споры в духе «законодатель хотел сказать…». Законодатель не вознесся на небо. Он неплохо себя чувствует, — может ответить за себя сам.

Не надо мечтательно закатывать глаза и мурчать «им там виднее…». Бухгалтерам-практикам многие вещи куда виднее, чем оторвавшимся от жизни чиновникам.

Не надо демонизировать власть и многозначительно поднимать вверх палец, «это, мол, все не просто так, это специально…». Ужасная правда заключается в том, что как раз сплошь и рядом это именно «просто так», как в случае с опечаткой в строке «Продавец». Король, в сущности, голый. А свита, которая почтительным шепотом и высокопарными рассуждениями создает вокруг него мираж величественных одежд, это мы с вами.

И не надо блеять «от нас ничего не зависит». Так или иначе, власть и общество – это сообщающиеся сосуды. В данном случае, я имею в виду профессиональное сообщество и Минфин. Между прочим, даже политическая власть неплохо продемонстрировала, что она совсем не так безразлична к общественному мнению, как это могло казаться при полном отсутствии выражения этого мнения. А это даже не политические вопросы. Присутствие здравого смысла и целесообразности в экономике, налогообложении и бухгалтерском учете полезно при любом политическом устройстве.

Я предлагаю организовать хотя бы в виртуальном пространстве обсуждение вещей подобных тем, о которых я написал. Такую «кунсткамеру» бухгалтерских и налоговых уродств. Ну, давайте, для примера, обсудим тот же НДС с авансов или идиотский нововведенный журнал регистрации счетов-фактур. Или извращенную форму представления отчетности в ПФР, введенную с 2010 года, о которой упомянули в откликах. Кстати, на эту тему опубликована моя статья в последнем номере «Главной книги». Может быть, хоть кто-то выскажет аргументы в пользу существования всего этого безобразия. Интернет в последнее время становится реальной организующей средой. С этого проще всего начать. Идея с профсоюзом бухгалтеров, на мой взгляд, тоже хорошая.